Ученые Курчатовского института пытаются совместить информационные, гуманитарные и биотехнологии

Синхротрон, то есть центрифуга, где ускоряются частицы объединили с лазером. Ученые Курчатовского института вообще любят необычные сочетания. Совмещение живого и неживого имеет массу перспектив.

Какими проектами сегодня занимается этот легендарный институт, в двух словах не скажешь. Проще вспомнить, с чего начиналось. 75 лет назад секретная лаборатория под руководством академика Курчатова должна была с нуля создать советский атомный проект. На этой неделе Владимир Путин поздравил Курчатовский с годовщиной.

«Его значение, грандиозные достижения наших ученых, конструкторов, инженеров переоценить просто невозможно, они внесли колоссальный вклад в обороноспособность страны. Ну, а если сказать напрямую, может быть, своими достижениями сохранили нашу страну. Благодаря достигнутому паритету в обеспечении безопасности внесли неоценимый вклад в обеспечение безопасности всего мира, всего человечества», — отметил Владимир Путин.

Первый в Европе атомный реактор в 1946-м, первая советская атомная бомба в 1949-м. Изначально идея была в том, чтобы догнать конкурентов.

"Ядерное оружие играло роль охранной грамоты, и сегодня мы сохранились как одно из немногих суверенных государств только потому, что у нас есть ядерное оружие и средства его доставки",  — отмечает президент НИЦ "Курчатовский институт" Михаил Ковальчук.

Всего за 10 лет команде Курчатова удалось опередить научные коллективы других стран. И появилась первая в мире промышленная атомная электростанция  в 1954-м, атомный реактор для подводных лодок в 1958-м и атомный ледокол «Ленин» в 1958-м, который разошелся миллионными тиражами на советских почтовых марках.
«Успехи прошлого, конечно, грандиозны. Сейчас мы, в общем, во многом живем на результатах деятельности советских ученых. Ну, естественно в меру своих сил и возможностей стараемся продвигать какие-то новые разработки», — отметил начальник лаборатории твердотельных структур Игорь Черных.

Молодые ученые Курчатовского института, конечно, скромничают на счет своего вклада. Но доля правды есть. За 75 лет в истории были не только взлеты. В 90-е ученые уезжали за границу, связи с советской промышленностью были разорваны. Тот же синхротрон с конца 80-х 15 лет был долгостроем. Но теперь Курчатовский институт переживает возрождение.

«Помимо гражданских вещей это вещи, связанные с оборонкой, это система радиолокаций, дальномеры, то есть, грубо говоря, самолет должен увидеть другой самолет или корабль, это вот последнего поколения вещи. Поэтому развивать подобные технологии у нас в стране это не столько выгодно, сколько обязаны быть», — считает начальник отдела прикладных наноэлектродных структур Максим Занавескин.

Курчатовский институт не разделяет направления на военные и гражданские, химию и физику, медицину и электронику. Именно поэтому прогресс здесь двигается быстро.
«У нас достаточно много разработок. Скажем, вот простейшая вещь, например, шуруп. Или вот такая вот пластина как будто для крепления чего-либо, и то, что они биоразлагаемые, но при этом достаточно прочные, позволяет нам использовать эти материалы для крепления обломков костей при крупных переломах», — поясняет начальник отдела нанобиоматериалов и структур НИЦ «Курчатовский институт» Тимофей Григорьев.

В этих лабораториях работают над каркасами искусственных органов. Ученые Курчатовского заявляют, что этим разработкам по качеству нет равных. А по цене они будут доступнее возможных аналогов. Нам показывают, как наносится бинт будущего. Баллончики с паутиной разработаны для бригад скорой помощи, именно так можно мгновенно укрыть и обезболить ожоговые раны, чтобы не было осложнений и дополнительных травм.

«Каркасы для раневых покрытий, или уже пойти дальше искусственной кожи, и это была большая, тяжелая работа в лабораториях», — рассказывает Тимофей Григорьев.
Эти технологии называются природоподобными. В будущем они могут вернуть слепому человеку зрение. В Курчатовском институте исследуют лечение онкологии, генетику, искусственный интеллект и загадки Вселенной. Руководителю института физику Михаилу Ковальчуку, наверное, проще сказать, чем здесь не занимаются.

"Помимо того, что мы создали природоподобные технологии, но мы под эти идеи создали уникальную инфраструктуру. Я вам могу ответственно сказать, что такой инфраструктуры в мире нет. Курчатовский институт такой один. Понимаете, в Америке много национальных лабораторий. это все распределено. А у нас это все в одном месте. И в этом смысле, на порядок лучше взаимодействует", — отмечает Михаил Ковальчук.

Институт даже выглядит, как город в городе. Но секретный и закрытый Курчатовский в то же время знаменит и открыт.

10-классник Саша Никитин вместе с одноклассниками изучает агрессию у мышей на базе данных вивария МФТИ. О своих выводах школьник рассказывает заместителю директора Курчатовского института.

«Мечты конкретной нет, но хочется двигать эти направления вперед», — говорит он.

«У нас открывается виварий современный как раз, где все эти нейрокогнитивные направления как раз мейнстрим просто Курчатника», — рассказывает заместитель директора по образовательной деятельности НИЦ «Курчатовский институт» Вадим Лазутин.

Если ребята захотят, им будут рады в институте. Конференция школьников так и называется «Курчатовский проект». Все для того, чтобы отбирать научные кадры еще со школы.

«Мы направляем наших специалистов в школы, чтобы они имели возможность вместе с детьми придумывать проекты, тем самым показывая им будущие профессии. Я даже больше скажу, что у нас существует такая практика, что если человек поступает к нам в институт, после успешной сдачи первой сессии, он зачисляется сотрудником в Курчатовский институт», — рассказывает Вадим Лазутин.

Сотрудники Курчатовского считают себя большой семьей и между собой называют институт «Курчатником». Заметно, что средний возраст ученых — около 30. И неудивительно, что эти молодые и талантливые люди, иногда влюбляются не только в науку.

«Когда не было ребенка, мы иногда тут даже ночевали», — вспоминает начальник лаборатории твердотельных структур Игорь Черных.

Игорь и Маша так много времени проводили за экспериментами, что в результате поженились. И оба уверены, что ничего случайного не было. Курчатовский — это судьба.
«Я связываю именно с Курчатовским, потому что здесь у нас огромные возможности для самореализации», — отмечает Игорь Черных.

Мечта сотрудников Курчатовского института — возглавить научный прогресс. Казалось бы, задача слишком амбициозная. Но с другой стороны и возможностей не меньше, чем 75 лет назад. Директор дома-музея Курчатова, который здесь же, на территории института, напоминает, что первыми лабораториями института служили палатки на голой земле.

«Две палатки стояло, где производились научные работы. Для того, чтобы получить первый плутоний, у нас на территории выкопали просто канаву, огромную глубокую яму, забетонировали, сделали погреб такой, там поставили глубокую бочку. С помощью «сургуча и веревочки» русские ученые не превзойденные до сих пор в мире. И поэтому у нас будет большая наука. Потому что за этим «сургучом и веревочкой» бьется горячее сердце ученого, который любит свою страну», — рассказывает директор Дома-музея И.В. Курчатова Раиса Кузнецова.

У нынешних сотрудников Курчатовского возможности, конечно, несопоставимые. Но опыт поколений говорит о том, что секрет успеха не только в корпусах и оборудовании, сколько в людях, их мечтах и амбициях.


15 апреля 2018
Источник: 1tv